» » Интервью с Мадонной (Madonna)

Интервью с Мадонной (Madonna)

12 мая 2010   Знаменитости   
Известный режиссер, продюсер и сценарист Гас Ван Сент (Gus Van Sant) взял интервью у знаменитейшей певицы – Мадонны (Madonna).

Интервью с Мадонной (Madonna)

В.:
Слышал, вы собираетесь в Африку.
О.: Да. Я езжу в Малави дважды в год. Именно оттуда родом двое моих усыновленных детей. Кроме того, в Малави у меня много проектов, за реализацией которых я слежу, и детей, за которыми я присматриваю. Это своего рода обязательство, которое я сделала для этой страны и для сотен тысяч детей, ставших сиротами из-за СПИДа. Я сделала документальный фильм о своей деятельности (I Am Because We Are, 2008), и это стало частью моей жизни. Я собираюсь встретиться с Джеффри Саксом (Jeffrey Sachs). Он экономист, уверена, вы о нем слышали. Он подал глобальную инициативу в области обучения. Мы намерены провести пресс-конференцию, поговорить о школе для девочек, которую я строю в Малави. Мы хотим убедиться, что каждый ребенок имеет возможность получить образование – и не только девочки, но и парни. Во многих развивающихся странах женское образование не поощряется, у девочек нет возможности ходить в школу, так что мы собираемся помочь им осуществить свою мечту. Но я еду в Малави не только по этой причине.
В.: Вы с Джеффри Саксом уже проделали не мало работы, не так ли?
О.: Мы поддерживали друг друга на протяжении нескольких лет. Мы работали вместе в нескольких поселках Millennium. У нас 2 поселка Millennium в Малави и они оба преуспевают. Он невероятный человек.
В.: Я никогда не встречался с ним, но я слышал, что он очень обаятельный.
О.: Он очень харизматичен, один из моих немногих знакомых, которые не бросают слова на ветер.
В.: Какая экономическая теория селений Millennium?
О.: Ну, работа проекта в основном направлена на ликвидацию нищеты, но как вы знаете, есть много способов достижения любой цели. Поселения Millennium – это эксперимент, который проводится по всему миру. Он требует определенную сумму денег, и определенное количество лет, что бы начать нормально работать. Получается, что за 1,5 миллиона долларов и за 5 лет можно создать ряд взаимосвязанных центров, который могут самостоятельно обеспечивать себя всем необходимым, включая медицину, образование и сельскохозяйственные инструменты. Джеффри помог мне проделать всю эту работу в Малави. Кстати «Харви Милк» (Milk) - замечательный фильм. Я просто рыдала. Вам понравилось работать с моим бывшим мужем?

Интервью с Мадонной (Madonna)Интервью с Мадонной (Madonna)
Интервью с Мадонной (Madonna)

В.: Спасибо. Да, Шон Пенн (Sean Penn) невероятно талантлив. Когда я позвонил ему и предложил роль в фильме, ему потребовалась всего доля секунды, чтобы согласиться.
О.: Я поняла, чем его привлекла эта роль, и почему он так быстро согласился. Просмотр «Харви Милка» стал для меня настоящим путешествием в прошлое.
В.: Правда? Вы часто посещаете улицу Кастро?
О.: Я там частенько бывала, когда была моложе. Фильм напомнил мои первые годы в Нью-Йорке. Тогда воздух был пропитан искусством и политикой. Многие из тех людей, с которыми я в то время познакомилась, уже мертвы. Думаю, это одна из причин, которые заставили меня плакать. На самом деле, персонаж, которого играл Ричард Е. Грант в моем фильме «Грязь и мудрость» (Filth and Wisdom) – слепой профессор, прототип моего учителя балета Кристофера Флинна. Я выросла в Мичигане и толком не знала, кто такие геи. Он был первым мужчиной – первым человеком, - который помог мне принять себя и понять, что я особенная. Он был первым, кто сказал мне, что я красива, что у меня есть, что предложить миру, он помог мне поверить в мои мечты и поехать в Нью-Йорк. Он был очень важным человеком в моей жизни. Он умер от СПИДа, но к концу жизни он ослеп. Он был таким любителем искусства, литературы, оперы. Знаете, я выросла на Среднем Западе, и именно благодаря нему я так много знала об искусстве. Именно он впервые привел меня в гей-клуб – это был клуб в Детройте. Будучи ребенком, я всегда чувствовала себя не такой как все, потому что я никак не могла отыскать свое место. Но когда он привел меня в тот клуб, я, наконец, почувствовала себя дома. Так что тот персонаж в фильме «Грязь и мудрость» был посвящен ему и вдохновлен им самим. Не знаю, зачем я начала эту тему, наверное, это из-за воспоминаний о Мичигане и о траектории моей жизни: я как раз приехала в Нью-Йорк и работала танцовщицей, когда началась эпидемия СПИДа. И потом внезапно все те прекрасные мужчины вокруг меня, мужчины, которых я так любила, начали друг за другом умирать. Это было сумасшедшее время. Мир как будто сошел с ума – геев практически изгнали из общества… Не знаю. Ваш фильм заставил меня все это вспомнить. Люди не хотят говорить об этом времени. И хотя было так много смертей, лля меня Нью-Йорк оставался таким же живым.
В.: Удивительно, что этот человек смог оказать на вас такое влияние.

Интервью с Мадонной (Madonna)
Интервью с Мадонной (Madonna)Интервью с Мадонной (Madonna)

О.: Слава Богу! В противном случае не знаю, или мне удалось бы выбраться из Мичигана. Думаю, это все благодаря Кристоферу и моей учительнице русской истории Мэрилин Феллоуз. Наверное, их послал мне Бог. Они были двумя ангелами, которые подарили мне уверенность в себе и помогли начать реализацию моей мечты. Если вы растете в очень консервативном мире, и вы не вписываетесь в общество… Это очень не просто.
В.: Я смотрел фильм «Грязь и мудрость». Он действительно очень интимный и в нем чувствуется смысл. Я был удивлен. В начале я даже не знал, чего ожидать.
О.: Думаю, фильм действительно получился интимным. Он похож на маленькую историю. Но на самом деле он посвящен борьбе артистов за признание. Такое чувство, что 3 главных героя – это я сама.
В.: В самом деле?
О.: Или разные стороны меня. Мне повезло, что я встретила Евгения Гудзя, украинца, который и сыграл в главной роли. Когда я начала писать сценарий к фильму, мы еще не были знакомы, и главный герой должен был быть актером, которому приходилось надевать женскую одежду, чтобы сводить концы с концами. А потом я встретила Евгения. Точнее, в первый раз я увидела его в другом фильме. Как выяснилось, он был фронтмэном в группе «Gogol Bordello». И я начала преследовать его (смеется), а потом поняла, что должна сделать главного героя музыкантом. Так стало намного интересней.
В.: А в каком фильме вы его увидели?
О.: В фильме Лива Шрайбера (Liev Schreiber) «Свет вокруг» (Everything Is Illuminated). Больше всего в этой картине мне понравился Евгений, и я стала в какой-то одержима ним. Я написала для него роль охранника – русского иммигранта, живущего в Бруклине. Евгений вдохновил меня написать эту роль – на самом деле, его героя так и зовут – Евгений.
В.: Вы говорите о сценарии к фильму «W.E.»?
О.: Да, о фильме, про который все думаю, что это будет мюзикл о герцоге и герцогине Виндзорских. Я не знаю, как такое могла попасть в газеты. Герцог и герцогиня Виндзорские присутствуют в фильме, но речь пойдет не о них. На самом деле речь пойдет о путешествии другой женщины, а герцогиня будет ее духовной наставницей.
В.: В какой период происходят события?

Интервью с Мадонной (Madonna)Интервью с Мадонной (Madonna)
Интервью с Мадонной (Madonna)

О.: В основном действия разворачиваются в период перед Второй мировой войны, 1936-1937 года, а потом в Нью-Йорке в 1998. Я использовала аукционный дом Созенби, чтобы вернее отобразить прошлое.
В.: Это наверно очень интересно!
О.: Интересно и сложно. Я не понимала этого, когда мы писали сценарий, но как только начала отбирать актеров, что-то планировать с дизайнером, то поняла, что написала сценарий о горстке богатых людей, и это выльется в большие затраты. У герцогини около 80 нарядов, которые шили Вalenciaga, Christian Dior, Vionnet и Schiaparelli. Cartier и Van Cleef & Arpels изготовили большинство ее украшений. Все вещи являются подлинными, многие из которых были взяты из музейных архивов. Естественно, после окончания съемок нам придется все вернуть. Но многие модные дома, с которыми мы сотрудничаем, предложили создать для меня одежду. Вы знаете Арайан Филилипс (Arianne Phillips)?
В.: Я о ней наслышан.
О.: Она делает для меня костюмы. Я хочу сказать, что костюмы сами по себе являются весьма сложными, потому что герцог и герцогиня – большие модники. А тут еще и аукцион подвернулся – было продано более 40 000 предметов – одежда, обувь, ювелирные изделия, сумки и прочее. Так что в моем фильме будет много моды, хотя он вовсе не об этом.
В.: Так что вам придется все проектировать и воссоздавать.
О.: Да. Мы скомбинируем детали из винтажного стиля с предметами, которые получим методом копирования с оригиналов из архивов. Конечно же, будут и абсолютно новые, специально смоделированные вещи. В следующий раз я сниму фильм про одного человека без гардероба.
В.: Когда вы начали писать сценарий к фильму «W.E.»?
О.: Сказать по правде, сценарий я пишу на протяжении последних двух с половиной лет. Это было своего рода моей навязчивой идеей. Я работать с новым сценарием, когда закончила снимать «Грязь и мудрость». Вообще-то, идеи у меня появились задолго до того, но я решила сначала отснять «Грязь и мудрость», потому что понимала, что не имею права делать большой фильм, пока не попробую сделать маленький – и не научусь снимать.

Интервью с Мадонной (Madonna)

В.: Так значит, ваш новый фильм будет объемней предыдущего.
О.: Ну, это более длинная история. В фильме будет больше персонажей, и трое из них фактически изменили ход английской истории. Король Эдуард VIII отрекся от престола, чтобы быть с американкой Уоллис Симпсон (Wallis Simpson), и это часть моей истории, так что мне пришлось проделать огромную работу по поиску данных и опросу людей. Так что на мне лежит огромная ответственность за все это, и еще за аукцион, который на самом деле был (в 2004 году на аукционе были проданы личные вещи Эдуард VIII и Уоллис Симпсон). Так что это совсем другая история, намного сложнее чем «Грязь и мудрость».
В.: Одна из интересных вещей, которая меня интересует, это круг общения Эдуарда VIII и Уоллис Симпсон. Вы расскажете об этом в своем фильме?
О.: Конечно. Они были очень спорной парой. У людей много разных мнений на их счет. Я хочу сказать, что Эдуард отрекся от власти ради этой женщины. Для британцев долгое время он был самым любимым принцем и королем – его называли Народным Принцем. Он был очень популярным. Поэтому факт его отречения от престола заставил многих чувствовать себя опустошенными. И, естественно, люди стали демонизировать Уоллис. Они сказали, что она во всем виновата и винили ее за то, что она собственноручно привела Британскую империю к упадку. Конечно же, монархия больше никогда не была прежней, но на это во многом повлиял и тот факт, что после Второй мировой войны произошли необратимые перемены. Но народ Британии обвинил Уоллис во всех смертных грехах. Они сказали, что она заколдовала Эдуарда и заявили, что эта женщина является сторонницей нацистов. Но это просто обычный менталитет тех людей, которые не имеют того, что есть у другого. Они обязательно должны унизить вас, сказам, что с вами не все в порядке или обвинить вас в чем-то, чего они сами не понимают.
В.: Так что они решили остаться вместе.
О.: Да, но оказалось, что одной любви здесь будет недостаточно. Так что у меня получилось очень интересное путешествие, пока я собирала о них информацию. Как выяснилось, если в Англии, находясь на званом ужине или на общественном собрании, упомянуть об Эдуарде VIII и Уоллис Симпсон, это производит тот же эффект, как если бросить бутылку с зажигательной смесью в присутствующих. Я хочу сказать, что люди много спорили по этому вопросу – и до сих пор продолжают спорить. Так что, конечно же, это меня очень привлекает.

Интервью с Мадонной (Madonna)Интервью с Мадонной (Madonna)

В.: Это просто фантастический сюжет.
О.: Их жизни были абсолютно сумасшедшими. Фильм повествует о поиске любви и о значении счастья, и также о культе знаменитостей. Все смешалось в одну кашу.
В.: Вы писали сценарий с Алеком Кешишьяном (Alek Keshishian)?
О.: Да. Сначала я взялась за написание сама, но потом поняла, что мне нужна помощь. Просто по ходу дела сюжет стал слишком большим. Мне в целом нравится идея сотрудничества. И не только потому, что творить самой одиноко, но и потому, что это самонадеянно. Наверно, некоторые могут добиваться успеха самостоятельно, никогда ни в чем не сомневаться и придумывать замечательные вещи. Но я думаю, что иногда полезно с кем-то поспорить, высказать свое мнение и услышать другое. Во всяком случае, это помогает вам понять, во что вы верите, чем увлечены и что является чушью. Мы с Алеком знаем друг друга многие годы, и между нами каким-то образом сложились такие же отношения, как между братом и сестрой. Мы можем обниматься и плакаться друг у друга на плече, а через секунду мы хлопаем дверью друг у друга перед носом и не общаемся целый месяц.
В.: Когда вы вместе пишете, вы находитесь в одной комнате?
О.: Ну да. Я хочу сказать, что мы бываем в одной комнате, но также многие вещи мы решаем по e-mail’лу или по телефону. Бывает, просто садимся рядом, каждый с ноутбуком на коленях… Так что мы работаем разными способами.
В.: Когда вы пишете, вы придерживаетесь некоего режима? Работаете днем или ночью?
О.: Я пытаюсь писать днем, чтобы иметь возможность видится с детьми вечером. Но если они куда-то уезжают, и у меня остается много свободного времени, значит, меня ждет чудесная неделя, когда я могу работать в любое время.
В.: Вы недавно начали подбор актеров?
О.: Да, я провожу кастинг. Когда вернусь из Африки, начну подготовку к съемкам официально.
В.: Чтобы начать снимать летом?
О.: Да. Чувствую, как мурашки бегут по коже.

Интервью с Мадонной (Madonna)Интервью с Мадонной (Madonna)
Интервью с Мадонной (Madonna)

В.: Знаю. Это трудно, не так ли?
О.: Очень трудно. Я не знаю, как это происходит с вами, но для меня прцес создание фильма проходит очень не просто, особенно, если это первый подобный опыт и люди не особо в тебя верят. Я никогда не делала ничего подобного. Даже если взять запись альбома и добавить организации тура – кроме периода начала моей карьеры – столько сопротивления я еще не встречала нигде. Я просто находила и собирала вместе людей, с которыми хотела работать. Это тоже тяжелая работа. Естественно, случались всякие неприятные вещи, но с таким сопротивлением я еще не стыкалась. А когда ты снимаешь фильм, такое впечатление, что не существует больше ничего кроме противодействия. И это вообще чудо, что режиссерам удается выпускать фильмы. Каждые день я спрашиваю себя: «Зачем я во все это ввязалась? Кем я себя возомнила?». Вот на что похожи съемки, по крайней мере, для меня.
В.: Я всегда говорю начинающим режиссером, что они наверняка испытают чувство, будто все против них сговорились. И вы не всегда в состоянии сказать что реально, а что нет. И в основном вы слышите что-то вроде: «Вы не получите это место. Вы не сможете стрелять на стадионе Yankee.»
О.: Или «Этот актер сможет уделить вам только 3 недели.»
В.: Точно. Очень сложно в одиночку следить за всем, потому что очень много чего происходит в одно и тоже время. Это почти как пытка.
О.: Для меня это точно пытка, потому что я всегда хочу лично обратиться к тем людям, которые нам отказали, найти возможные варианты, которые удовлетворили бы обе стороны. Все это похоже на какой-то тренинг по доверию, не так ли? Когда же я уступлю? Когда перестану пытаться проконтролировать все? Съемки фильма сплошное сотрудничество. В определенный момент, полагаю, таки приходится уступать и доверяться людям, с которыми работаешь. Я просматривала фильмы Вонг Кар-Вай (Wong Kar-Wai) и все они вызывают теплые семейные чувства. Он продолжал работать с одной и той же командой, и его истории не особо отличаются. Кажется, столь близкое знакомство является роскошью.
В.: Вонг Кар-Вай – настоящий вдохновитель. Его всегда называли Джими Хендриксом (Jimi Hendrix) кинопроизводства.

Интервью с Мадонной (Madonna)

О.: И что же это значит?
В.: Это значит, что он настолько изучил свое ремесло, что вроде может уже ничего и не делать.
О.: Прошлым вечером я пересматривала фильм «Любовное настроение» (In the Mood for Love), потому что мне нравится музыка. Каждый раз, когда главные герои встречаются на лестнице, играет одна и та же песня. Это так красиво. Фильм рассказывает о двух семейных парах, живущих по соседству, и вы никогда не увидите жену из одной семьи или мужа из другой, но вы всегда слышите их разговоры. В этом сюжете нет ничего такого, но он вас затягивает. Этому можно только позавидовать. Хотя такие истории и кажутся простыми, ты перестаешь чувствовать себя опустошенным и становишься меланхоличным каждый раз, когда смотришь его фильмы – ну, я уж точно.
В.: И я тоже. Кого вы выбрали оператором?
О.: Хаген Богданский (Hagen Bogdanski). Он работал над фильмами «Жизнь других» (The Lives of Others) и «Молодая Виктория» (The Young Victoria). Два таких разных фильма. Но я думаю, что он мастер своего дела.
В.: Я тоже так считаю. Для съемок своих фильмов я выбрал оператора, с которым чувствовал некую связь. Я делал рекламу для Levi's несколько лет назад, и арт-директор сказал мне, что они недавно работали с Харрисом Савидесом (Harris Savides), и начали навязывать и мне работу с ним. Мне сказали, что Мадонна больше ни с кем не работает, кроме Харриса Савидеса. Так что мне пришлось сдаться.
О.: Я поклоняюсь Харрису Савидесу. Но для меня его услуги не по карману. Я много с ним работала, и я восхищаюсь им. Он самый лучший. Интересно, что мой фильм в основном английского производства, и мне поручили работать с людьми, которые живут в Англии, или, по крайней мере, в Европе. Мы в основном будем снимать в Англии, немного во Франции, немного в Нью-Йорке. Моей единственной поблажкой является дизайнер по костюмам, потому что я проработала с ней уже много лет, и костюмы являются важной частью этого фильма. Я просто не смогла бы начать работать с кем-то незнакомым. Но Хаген кажется хорошим оператором и он замечательный сотрудник – пока что.
В.: Я немного знаком с Сеймуром Стейном (Seymour Stein), он помогал мне с саундтреком к фильму «Даже девушки-ковбои иногда грустят» (Even Cowgirls Get the Blues). Он как-то-

Интервью с Мадонной (Madonna)Интервью с Мадонной (Madonna)
Интервью с Мадонной (Madonna)

О.: Повлиял на мою жизнь? Господи, конечно же. Он поверил в меня. Сеймур Стейн – человек, который подписал со мной контракт. Он прослушал мою демо-запись. Тогда он был в больнице, но заставил меня прийти. Он был подключен ко всем этим прибором – я не знаю, чем он болел. Но он заставил меня принести бумбокс и включить запись. Сеймур всегда был для меня героем, особенно, в начале моей карьеры. Так что он очень важный персонаж в моей жизни. Хочу сказать, что, наверное, у каждого есть свои герои, но я благодарна судьбе, что мне попались именно такие. Я до сих пор иногда захожу в гости к Сеймуру Стейну. Бывает, мы с ним где-то стыкаемся. Его глаза все еще не утратили озорной блеск.
В.: Помню, он начал говорить о музыке и заплакал.
О.: О, знаю. Он такой меломан – любитель искусства. Помню, у него были такие безумные картины – огромная коллекция – они были перемешаны и весели одна над другой в его квартире, похожей на лабиринт. Он чудак. Забавно, потому что, кажется, былые дни в музыкальном бизнесе давно прошли. Раньше можно было просто идти по улице и увидеть группу, музыка которой тебя вдохновит. И ты обнаруживаешь в них настоящий талант и начинаешь работу с ними.
В.: А теперь музыкальная индустрия похожа на один сплошной сайт, куда ты загружаешь свои песни и продаешь их онлайн.
О.: Да, и это странно, но именно так все сейчас и происходит. У меня ни с кем нет контракта на запись. И я не знаю, как нужно будет выпускать свои следующие песни.
В.: Вам придется заново все обдумать.
О.: Придется заново изобретать колесо. На самом деле я не настолько сосредоточена на своей музыкальной карьере в данный момент, потому что фильм поглотил меня полностью. Между этим и четырьмя детьми у меня не хватает ни времени, ни сил на что-то еще. К примеру, я действительно благодарна многим людям, которые долго и упорно работали над DVD моего тура «Sticky & Sweet», который мы только что выпустили, и я видела конечный продукт, но я даже не представляю, как люди узнают о нем и как его продать.
В.: Ну, она сами разберутся.
О.: Я надеюсь. Думаю, что у меня есть фан-клуб – по крайней мере, так говорят.
Перевод: AmanLu